Останкинский дворец

Останкинский дворец. Фотография 2007 года.
Несмотря на всю свою роскошь и великолепие, здание Останкинского дворца построено целиком из дерева. При этом дворец в Останкино совсем не похож на сельские усадьбы, и вполне мог бы занять достоянное место на самых красивых улицах Москвы.

Лишь большие размеры здания, призванного вместить все то, что требуется для широкого барского быта, напоминают о том, что это сельское имение. Дворец был построен и декорирован в течение одного десятилетия, что придает ему необычайное единство и целостность. Проект его был разработан несколькими замечательными архитекторами, в числе которых были такие звезды как М. Казаков, Д. Кваренги, и Д. Жилярди. В центральной части дворца виден творческий гений М.Ф. Казакова, в боковых крыльях легко узнать манеру Кваренги, Жилярди же были сделаны незначительные дополнения уже после того, как дворец был закончен. В работе над проектом дворца также были привлечены и крепостные зодчие Шереметевых — А. Миронов, Г. Дикушин и А. Аргунов. По своей композиции Останкинский дворец выстроен в виде буквы П («покоем») с парадным двором, что очень традиционно для усадеб того времени. Боковые крылья соединены с центральным зданием одноэтажными галереями, подчеркивающими нарядное великолепие портика на центральной части дома. Возвышающийся над всем этим купол, придает всему зданию необычайную законченность и гармонию. Со стороны садового фасада здание выглядит не менее величественно. Этому способствует десятиколонная лоджия-портик, охватывающая весь второй этаж. Мраморный барельеф, завершающий звучный аккорд колонн, выполнен в греческом стиле. Под жарким солнцем юга мрамор давал бы резкие эффекты, темные тени еще резче выделялись бы на фоне блеска освещенных частей. В пасмурном же русском свете тени барельефа приобретают необычайно нежную гармонию, их легкие перламутрово-серые переливы замечательно сочетаются с сырым московским небом и блеклостью окружающей природы. Несмотря на всю классичность своих форм, Останкинский дворец отличается необыкновенной нарядностью и роскошью. Да и немудрено, ведь он не мог не отражать тот дух обилия и вычурности, который господствовал в архитектуре и искусстве на всем протяжении 18 века. Сам граф дотошно вникал в малейшие детали строительства своего детища. Часто советовался и спорил со своими архитекторами. В результате Останкино не выглядит как творение одного мастера, но зато в нем замечательно отражена эпоха и то понимание красоты, которое объединяло всех мастеров конца 18 века. Стоит отметить, что стилистическое единство и законченность свойственно не только всему зданию, но и каждой его части в отдельности. Эту же законченность можно проследить и во внутреннем убранстве помещений дворца – в системе сменяющих друг друга парадных залов. Несмотря на то, что каждое помещение несет собственную функциональную нагрузку – все они представляют собой вполне законченные художественные произведения – Египетский зал, Малиновая гостиная, Картинная галерея, Концертный зал, Приемный зал, и особенно Театральный, легко превращавшийся в бальный зал. Над интерьером здания работало гораздо больше мастеров, чем над его внешним видом. И действительно дизайн внутреннего оформления дворца настолько прекрасен, что больше напоминает музей, чем жилое помещение. Все элементы декора и предметы обстановки необычайно красивы: лепные карнизы, расписные потолки, стены, узорные двери и наличники, печи, мебель, люстры.